"П. Леонов. Рисунок и Живопись"

 

Прошел год после ухода Леонова.

 

Так поражавшее сосуществование мира, в котором он жил, и Мира, про который он с таким восторгом и упоением рассказывал в своих картинах, убогой правды о собственной жизни и романтической мечты о том, какой она должна быть, завершилось его смертью.

 

Две эти реальности встретились и превратились в Советскую Народную сказку о неунывающем и бравом Художнике, его верной Подруге, маленьком сыне, зверях, цветах, горах и долах Нашей Великой Необъятной Родины. Сказку, которую мы перечитываем опять и опять,  рассматривая его удивительные картины.

 

В своих белых одеждах, Христа он встретил на равных, и отныне на веки превратился в того эпического Героя, которым всегда себя видел и представлял нам в своих картинах-сказках.

 

История его жизни, подходящий сюжет для его собственных картин, стала на равне с его живописью, равноправной  частью Искусства и теперь каждая её деталь становится драгоценной и значимой.

 

Весной 2002 года, он взялся учить свою жену и музу, пьянчужку Зину, рисованию.

 

Может быть он хотел стать для неё тем, кем стал для него в своё время его учитель, Рогинский.

 

Возможно он сам рисовал за неё и только подписывал рисунки её именем, но при очевидной узнаваемости изобразительного языка Леонова, повторению многих характерных для него образов и деталей, в этих рисунках читается его явное желание уловить характер ученицы, подстроиться под неё, в них ощущается её несмелая рука, они совсем детские - наивнее наивных.

 

Уточки по пруду плывут, Зина курочек кормит - цып, цып, цып!

В своём неустроеном быту, Леонов как-то сумел сохранить даже рисунки своего маленького сына. Видимо это домашнее рисование было для него очень важным.

 

Перед нами та самая семейная идилия, которую он так часто изображает в своих работах.

 

"Леонов,  жена и сын пошли в лес гулять. 5-я симфония Бетховена"  - одна из картин выставки, которая может быть илюстрацией к этой частной истории из жизни художника.

 

Леонов, Зина и Серёжа рисуют, потом гуляют нарядными по лесу да слушают симфйонию Бетховена, исполняемую пляшущими оркестрантами.

 

Искусство всегда лучше его создателей.

 

Потому, в отличии от них, оно и бессмертно.